Автоматизация труда: угроза вашей карьере или миф?

По данным исследования Citibank и Оксфордского университета, в ближайшие несколько десятилетий в странах Организации экономического сотрудничества и развития примерно (далее — OCED) 57% рабочих мест окажутся под угрозой сокращения. Причина — автоматизация труда. Но, все ли так однозначно?

Издание Recode рассказало, почему не стоит однозначно воспринимать угрожающие или обнадеживающие прогнозы о влиянии автоматизации на количество рабочих мест. Даже самые серьезные и цитируемые исследования разнятся в оценках. Ниже мы приводим адаптированный перевод данного материала.

 

Автоматизация труда: мнения экспертов

В альтернативном Citibank исследовании двух французских ученых из OCED назван показатель в 14% для той же выборки стран. Это большая разница, особенно если учесть, что дело касается экономического положения сотен миллионов людей.

Прогнозы разительно отличаются даже в отношении одной страны, США. Издание MIT Techology Review изобразило это разнообразие оценок на диаграмме, показав наиболее пессимистичные и оптимистичные варианты влияния автоматизации на занятость.

Прогнозы о влиянии автоматизации на американский рынок труда

Худшие предсказания — потерю 80 млн рабочих мест к 2036 году — американской экономике дает Банк Англии. В то же время компания Science Alert говорит всего о 3,4 млн утраченных позиций до 2025 года.

Чтобы разобраться, в Recode обратились к ведущим академикам и экономистам. Те назвали три фактора, усложняющие прогнозирование.

Существование технологии не означает ее повсеместное использование

Даже когда прорывная технология становится доступна, нет гарантии, что ее сразу же станут использовать. Например, хотя самоуправляемый транспорт и может в один день уничтожить рабочие места примерно 5 млн американцев, достижение этой отметки виднеется лишь в далекой перспективе.

Гленда Квинтини, ведущий экономист Организации экономического сотрудничества и развития, говорит:

То, что работу можно автоматизировать, не значит, что ее будут автоматизировать. Есть еще вопрос внедрения, стоимости рабочей силы против стоимости технологии, а также социальные факторы.

Смешанные работы

Рассмотрите работу официанта. Робот может перенять некоторые аспекты профессии, вроде приема заказов, подачи блюд или обработки платежей. Но остальные моменты, вроде общения  с недовольным покупателем, ему вряд ли дадутся.

Некоторые исследования, вроде отчета OCED, разделяют вероятность, что автоматизация труда будет происходить по отдельной задаче, из которой состоит профессия, в то время как оксфордское исследование дает общую оценку.

Какая методология более верна академики пока спорят. В OCED говорят о важности детального разбора, в Оксфорде — о его бесполезности для большинства случаев. По их мнению, если получается в большей части «да», чем «нет», это означает перспективу автоматизации.

Данные ненадежны. Но мы измеряем только известное

Чтобы моделировать будущее, исследователям нужно полагаться на данные из настоящего — и они не всегда подходят. Экономисты стараются изо всех, чтобы разработать инструментарий для оценки всех работ и вовлеченных в них задач, но список пока явно не закончен.

Нужно понимать, какую роль способен отыграть человеческий фактор в актуальных исследованиях. В случае оксфордского исследования, например, авторы собрали список из сотен видов деятельности и попросили группу ученых в сфере машинного обучения дать свои оценки тому, можно ли компьютеризировать эти профессии. Эксперты с уверенностью отнесли в группу риска всего 70 работ из 702.

Для остальных воспользовались алгоритмом, который присваивал каждой задаче, включенной в профессию, уровень сложности для компьютеризации. Это были пункты вроде «необходимость предлагать креативные идеи», «убеждение других». Но в целом, и такая алгоритмическая модель вовсе не идеальна, поскольку не все согласны по поводу того, насколько сложна каждая работа с социальной точки зрения. Так что, даже такие подходы не способны полностью искоренить предубеждения и могут повлиять на финальный результат.

Из-за таких проблем, многие экономисты предпочитают не называть точного количества рабочих мест, а ориентироваться на потери в процентном соотношении от общего количества трудоустроенных.

Все может быть

Экономист Джон Кейнс в 1928 году писал, что к 2030 году, благодаря стремительному развитию технологий, мы будем наблюдать так называемую «технологическую безработицу», а рабочее время сократится до 15 часов в неделю.

Это было позитивное видение мира, в котором человечество вело бы праздную жизнь. Сейчас понятно, что прогнозы несбыточны. Хотя Кейнс был прав в том, что технологии повысят продуктивность в новых индустриях, средняя продолжительность рабочей недели в США не снижалась с 1970-х.

Благодаря стагнации зарплат и растущему социальному неравенству, большинство людей по-прежнему должны работать так же много, как и ранее, чтобы свести концы с концами. Но комментарии Кейнса напоминают нам, что в истории прогнозирования уже есть непритязательные страницы. Даже великие могут ошибаться по поводу того, как быстро и как сильно технологии повлияют на рынок труда. Автоматизация труда — не исключение.

 

Напомним, что ранее мы писали об Искусственном Интеллекте в искусстве и о том, как заработать на этом.

Комментарии

mood_bad
  • Пока нет коментариев.
  • chat
    Добавить комментарий